Муниципальное образование

«Токсовское городское поселение»

Всеволожского муниципального района Ленинградской области

Ковальчук Ольга Владимировна 

Глава МО «Токсовское городское поселение»

 

Кожевников Андрей Станиславович

Глава администрации МО «Токсовское городское поселение»

МЫШИНОЕ КОРОЛЕВСТВО

        Друзья! С огромным удовольствием продолжаем рассказ о почетных жителях Токсовского городского поселения. Сегодня это Антонина Дмитриевна Ляпушова, в прошлом – руководитель питомника лабораторных животных «Рапполово», а сейчас - секретарь Совета ветеранов.

        - Как случилось, что вы связали свою жизнь с разведением лабораторных животных?

        -  Я родилась в Новгородской области, в 40 км от Новгорода и в 180 км от Ленинграда. Там пережила войну, а в 16 лет уехала из деревни. С собой не было даже  паспорта, так как колхоз паспортов не выдавал. Пожив  по знакомым, я поступила во Всеволожский сельскохозяйственный техникум. Вообще, мне с детства нравилось возиться с землей, но так вышло, что я пошла учиться не на агронома, а на ветеринара, решила, что буду лечить животных. В техникуме познакомилась с мужем, он был на 5 лет старше, но учился на том же отделении. Закончила учебу 1959 году и получила диплом с отличием, что в те годы давало право выбора дальнейшего пути. Незадолго до этого к нам приезжали специалисты из питомника лабораторных животных. Они-то и сагитировали нас с мужем пойти к ним… Помню, был август, каникулы. Мы приехали к директору, он выслушал нас, и говорит: чтобы через месяц были у меня на работе! Так и начался путь длиной почти в 60 лет!

       

        - Расскажите о питомнике, в чем были главные задачи?

 - Питомник являлся градообразующим предприятием. Место под него выбирала целая комиссия. В итоге остановись на Рапполово, поскольку тут нашелся идеальный участок, окруженный лесом и двумя ручьями с Запада и с Востока. Еще в 1949 году здесь было отделение онкологии, но животных в нем было немного. Затем учреждение разрослось до Института экспериментальной медицины, а в 1956 году утвердили план строительства питомника. В питомники было несколько цехов: цех с мышами, с крысами, с кроликами и морскими свинками.

Мы выращивали лабораторных животных для всего Союза. Медицина нуждалась в основном в мышах и крысах. Причем мышки были как обычные, так линейные (раковые мыши, рахитные животные, и так далее, всего около 12 линий). На этих животных тестировали новейшие методики лечения определенных болезней. Морские свинки в основном нужны были в токсикологии, кролики служили развитию хирургии.  «Зеленые», конечно, пытались все это запрещать, призывая не проводить опыты над животными. Но ведь на людях их тоже не будешь проводить… Так что питомник все еще работает, хотя объемы уже совсем другие.

        - На какую должность вы пришли?

 - Меня сразу взяли зоотехником цеха кроликов, а мужа - бригадиром.  В мои обязанности входило заниматься племенной работой, то есть выбирать здоровых животных, которые совместно дадут наилучший и максимальный приплод. Получалось неплохо. Правда, не без нюансов.  Так, например, в самом начале у меня сбежал кролик, а животных выпускать было категорически нельзя! И ладно бы он просто сбежал, но нет! Он умудрился попасться под ноги директору! Ух, и получила же я нагоняй, зато он меня научил: я на всю жизнь запомнила, как тщательно нужно беречь животных. Постепенно меня стали повышать. В 1962 году я поступила в Пушкинский сельхоз институт на заочное,  после чего меня позвали на должность экономиста, а затем и главного экономиста.

        - Питомник сильно менялся со временем?

 - В самом начале сотрудники ходили по территории в резиновых сапогах до колена, корма по цехам разносили с кухни на коромысле, а вместо корпусов были обычные сарайчики. Но со временем, когда выстроили все корпуса, он стал похож на современную лабораторию. Идеальная чистота, вентиляция, соответствующий температурный режим…  Наших подопечных лелеяли, едва ли ни больше, чем людей, были созданы все условия, чтоб ни одна мышка не чихнула!  Запрещалось давать химию или антибиотики: мы должны были вырастить абсолютно здоровых животных в абсолютно естественных условиях!

     

         - Дома нельзя таких развести?

 - Дома это не получится. В питомнике ведь строжайшие санитарные нормы, у каждой двери коврики, сотрудники используют дезосредства, вся работа - строго в перчатках. Кормушки и клеточки  обрабатываются специальными растворами или паром, животных не выносят на улицу, более того, на работу не принимают тех, у кого дома есть питомцы, чтобы исключить риски.

         - Не было искушения забрать какого-нибудь полюбившегося зверька домой?

 - Это было под запретом. Хотя однажды мы подарили крысу на юбилей главе района! Но это, пожалуй, единственный случай, когда крыса покинула питомник не ради науки! Иногда лаборанты просили подольше оставить у них особенно симпатичных питомцев и даже давали им клички. Но это, скорее, исключение.

         - А чем кормили подопечных?

 - Министерство здравоохранения прописало рацион для каждого вида животных.  Ну, например, кролики обязательно получали овес и сено, турнепс, брюкву, морковь… Все это мы сами выращивали на своих полях, земли-то было много. Мышкам давали овсяную кашу, замешивая в нее сухое молоко, рыбий жир и разведенные дрожжи… В общем, иные сотрудники так не питались!

         - Помимо науки для чего-то еще эти животные были нужны?

 - По запросу иногда отдавали животных в зоокружки или в зоопарк. А диетическое мясо кроликов у нас часто покупали для детишек, больных лейкемией,  приезжали за ним со всего Союза.  

         - А велась статистика? Сколько голов продавали в год?

- Для примера возьмем 1982 год, когда у нас было 12 корпусов, 240 человек персонала, отдельная кормовая кухня, дезокамера и автопарк на 30 машин. В это время мы в среднем в год отправляли 15 000 морских свинок, 25 000 кроликов, 500 000 крыс и  2 500 000  мышей!

         - Вы сказали, сейчас объемы уже не те. Что изменилось?

 - Прежде всего, политика жизни. В годы перестройки сильно пострадала наука. Вообще, тогда рушилось все, но как раз именно в это время (в 1992 году) меня вызывали в Москву в Академию медицинских наук и говорят: принимай питомник и будь директором!  Время было трудное, но животных, пусть и в меньшем количестве, мы сохранили, равно как и корпуса. Хотя, конечно, и к нам заезжали «гости». Не хвалюсь,  но я правда им сказала: вы меня не напугаете. Ну убьете, ну разрушите все, и что? Вам это надо? Так и не отобрали у нас территорию. Тем не менее, перестройка многое поменяла.  Нам даже пришлось заниматься свиньями и курами, чтобы люди прокормились. Потом в 1994 году вышло постановление Ельцина, и мы, как и многие производства,  отдали все ЖКХ (а ведь была своя котельная, свое водоснабжение), все, кроме электроэнергии. На электроэнергии можно было давать тепло, так что питомник до сих пор обходится без котельной.

        - А как этот непростой период переживали сотрудники?

 - В годы перестройки случалось, что денег на счету не было. Не крысами же, ей-богу, зарплату выдавать? Помню, собираю коллектив и прошу: давайте потерпим пару недель, закупим корм, продадим животных и будет зарплата…  И они соглашались. Ничего не требовали. Все это были настоящие фанаты своего дела, потому что выдержать такое можно было лишь любя работу всей душой.  Спасибо тем, кто тогда трудился в питомнике,  и кто во всех вопросах всегда шел навстречу! Это было чудесно!

        - Вы проработали в питомнике с 1959 по 2008 год. За это время не возникало мыслей сменить сферу деятельности?

 - Я, наверное, вообще ничего не стала бы менять в жизни.  А работа мне нравилась. Мы же знали: каждое выращенное нами существо может спасти чью-то жизнь, помочь врачам вылечить человека, или даже многих, многих людей!

         - Супруг был рядом с вами?

 - Муж скончался в 1982 году. Знаете… Я потом ездила в Москву в командировки, там была и профессура, и академики. И что уж лукавить, внимание мне было уделено… Но от меня внимания не было никому. Наверное, я всегда сравнивала всех с мужем. Но сравниться с ним так никто и не смог…

         - С вашей невероятной энергией, вы явно не сидите без дела. Чем заняты сейчас?

 - Ну, сейчас у меня почти нет свободного времени! 30 лет назад, когда я работала в питомнике, была образована ветеранская организация. Так вот как я тогда занялась ею, так до сих пор и занимаюсь. Сейчас я секретарь, и  график у меня очень плотный: то праздники, то юбилеи, нужно организовывать подарки, сейчас вот на носу 9 мая…  Весной добавляется  огород. Наконец, я могу заниматься землей!  У меня есть теплица, выращиваю помидоры, огурцы, картошку, яблони, груши, смородину, ягоды, в общем, скучать совершенно некогда!

 

 

Дата создания: 08-05-2018
Дата последнего изменения: 08-05-2018
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *