Муниципальное образование

«Токсовское городское поселение»

Всеволожского муниципального района Ленинградской области

Ковальчук Ольга Владимировна 

Глава МО «Токсовское городское поселение»

 

Кожевников Андрей Станиславович

Глава администрации МО «Токсовское городское поселение»

История

 

История Токсово

В центральной части Карельского перешейка, по дну некогда плескавшегося около десяти тысяч лет назад Иолдиева моря извилистой лентой протянулись крутобокие, словно ковриги и крендели, камы - холмы и возвышенности, сформировавшиеся в процессе ледникового периода; пролегли, протянулись едва ли не до Зеленогорска. Много позже они будут наречены Токсовскими высотами.

Пройдет еще какое-то время и неподалёку от Комендантской горы, у её изножья, на юго-восточном берегу озера, которое через сотни лет будет называться Кавголовским, остановятся первобытные люди. Это случится в эпоху неолита, в эру каменного века, т.е. более пяти тысяч лет назад. Такие лета древнему становищу определили археологические раскопки, проводившиеся в 1926 году под руководством профессора Ленинградского университета С.Н. Замятнина.

...Токсово в археологическом плане представляет несомненный интерес для исследователей. В начале 50-х годов XX века в районе садоводства «Отдых трудящихся», на месте заброшенного стрельбища (в кон­це Западной аллеи в глубокой лощине), был найден глиняный сосуд, наполненный старинными монетами. На них было изображено изливающее лучами солнце. Как оказалось, эти монеты чеканились в Древнем Риме ещё до принятия христианства - в 314 году н. э. Остаётся загадкой, каким образом древнеримские монеты попали в северные земли. Возможно, их утеряли викинги, неоднократно нападавшие на города Римской империи.

В конце 80-х годов XX века археологами-энтузиастами на небольшом островке Койвусаари, что в северной части Чайного озера, была обнаружена ещё одна неолитическая стоянка первобытного человека. Или ещё пример: в 1908 году финские учёные Кавен и Мялкия обна­ружили близ деревни Куялово древнее городище.

Какие ещё тайны скрывает от нас токсовская земля? Нет до сих пор и единого мнения о происхождении и самого названия «Токсово». Но ряд историков и топонимистов склоняются к тому, что «Токсово» - финно-прибалтийский топоним, обозначающий «благоухающее», из-за обилия черёмухи и пахучих трав, растущих по бере­гам многочисленных озёр, речушек и речек. 

В поселение Токсово входило несколько деревень: «Старая деревня на Кавгале», «На Кавгале у Ксоково», «На Кавгале у часовни», «На Кавгале под горой», «Деревня Токсово-Килина у озера», «Токсово - Муидусова гора».

Переписные Новгородские книги хранят имена тогдашних владельцев разных токсовских деревень: «своеземцы Кондратах да Максимка Онаньины» (В XIV веке в Новгороде было сословие земецких людей, помещиков, что прежде звались «гридью», и получали жалованье (землю), а затем названы «своеземцами»), Гридя да Степан Кузьмины дети Лукина Токарева», «люрюк Якушев, а также монастырь Святого Иоанна Предтечи Орешка с Корельской стороны». Эта местность при новгородцах была заселена довольно густо.

На протяжении многих веков Карельский перешеек подвергался шведской экспансии.

Ингрия или Ижорская земля... Впервые она упоминается в 551 году, когда готский историк Иордин в книге «О происхождении и деянии готов» описал восточные прибалтийские племена и народы. Ижорская земля под названием Ингардия упоминается в Ливонской хронике Генриха в 1221 году. В русских летописях первое упоминание племени ижоры датируется 1228 годом. Некоторые исследователи считают, что предки ижоры пришли сюда с Западного побережья Ладожского озера и расселились по берегам реки Ижоры, которая и дала название этому народу. Древняя Ижора представляла собой территорию в 15 тысяч квадратных километров, лежавшую по обоим берегам Невы между Ладожским озером и Финским заливом.

С 1270 года ижорские земли вошли в состав новгородской «волости», военно-административным центром которой был город-крепость Орехов (Орешек, Ореховец), основанный новгородцами в 1323 году.

«Корела» впервые упоминается в русских летописях в 1143 году. Корельские земли вошли в состав новгородского государства во второй половине XIII века. Административным её центром была крепость Ко­рела (ныне - город Приозёрск), заложенная в устье реки Вуоксы.

В 1478 году Новгород был покорён великим московским князем Иваном III, и все новгородские владения были присоединены к Московскому государству.

С XIII по XVIII век за берега Невы шла беспрерывная борьба. Шведы, оккупировав в начале XVII века Ижорскую и Водскую земли, стали называть их Ингерманландией. Есть много трактовок происхождения названия земли, простиравшейся от Нарвы до берегов Ладоги. Историк В.Н. Татищев увязывал происхождение этого термина с именем князя Игоря (Ингорь - Ингорева земля) или с именем принцессы норвежской Ингегирдис, отданной в 1019 году замуж за новгородского князя Ярослава I Владимировича и получившей, как свадебный подарок, предел во владение. Некоторые современные исследователи считают, что инкери (ижора) свою землю именовали Инкеринмаа - Ижорская земля. Шведы к этому слову прибавили своё - ланд, что означает страна. Получилось Инкеринмааланд- страна Ижорской земли. Когда Швеция завладела этой территорией, то за ней окончательно закрепилось название «Ингерманландия».

Ингерманландия была присоединена к Швеции как завоёванная провинция, земли которой стали отдаваться на откуп крупным шведским феодалам, стремившимся переселением крестьян, главным образом из Финляндии, обеспечить свои новые земли рабочими руками. Ингерманландия стала также местом ссылки шведских преступников. Основной поток переселенцев шёл из районов Восточной Финляндии и Карельского перешейка.

...Год 1581, предпоследний год Ливонской войны (1558 - 1583) надолго запомнился токсовским поселянам. Войска шведского полководца французского происхождения Понтуса Делагарди, вышедшие из Выборга к Орешку (ныне Шлиссельбург) и остановившиеся на трёхдневный привал в Токсове, в конце нынешней Первомайской улицы (Самая древняя улица посёлка и одна из древнейших улиц Приладожья), разграбили и сожгли все окрестности. Место, где стояли шведы, до сих пор называют Понтусовой горой.

В начале XVII века почти весь Северо-Запад России перешёл под власть Швеции (юридически - с 1617 года, когда был заключён крайне невыгодный для России Столбовой мир), и бывшие русские земли заселили шведы и финны, исповедовавшие лютеранскую религию. Правительство шведского короля Густава II Адольфа в этих краях намеренно насаждало лютеранство.

В 1684 году князь Голицын заключил с шведскими послами в Москве договор, которым подтверждалась свобода греческого вероисповедания в Ижорской земле, но договор этот не исполнялся.

...Более чем на сто лет установилось шведское владычество в Ингерманландии. Обезлюдела некогда густонаселённая земля. Переселенцы из Финляндии занимали покинутые селения, присваивали им финские названия.

В это же время здесь возникли и шведские мызы. Этнографически переселенцы делились на две группы - савакот и эюрямёйсет. Эюрямёйсет называли финляндских (выборгских) карел, живших в районе Выборга. Слово — от названия старейшего в шведской части Карельского перешейка. Название второй группы произошло от финской провинции Саво.

Северная Ингерманладия была заселена эюрямейсет (выборгскими карелами). Впоследствии из переселенцев и принявших лютеранство местных жителей ижорского происхождения (а таковых было немало), формируется новая этническая общность - ингерманландские финны.

Сохранились и православные ижоры. Однако основные места их про­живания находились севернее Токсова - в районе Матоксы, Васкелова, Куйвози, и в деревне Савочкино, которая ныне является частью посёлка Капитолово.

В 1700 году началась Северная война (1700 -1721 г.г.), в конце которой Россия не только вернула свои земли, присоединила значительную часть Латвии и Эстонии и прочно утвердилась на Балтике, но и освободила от шведов Финляндию, которая, впрочем, согласно мирному Ништадтскому договору (1721г.) была возвращена Швеции.

Ингерманландия, освобождённая Петром великим в 1704 году стала формироваться в новую Ингерманландскую губернию.

Название Ингерманландская губерния продержалось недолго, но уже в первые годы по учреждении губерния стала именоваться Санкт-Петербургской, что окончательно утвердилось росписью губерний 1719 года. По отношению к Петровской Санкт-Петербургской провинции на­звание Ингерманландия встречается в официальных бумагах весьма часто в течение всего XVIII века. (По данным переписи 1897 года численность ингерманландских финнов только в Петербургской губернии со­ставила около 140 тысяч человек).

Само название ингерманландских финнов - suomalaiset. Финны-суоми называют иногда их «inkerilaiset», то есть жители Инкери (Ингерманландии). Широко бытовало и собирательное название «чухны» («чухонцы»). Этот термин носил тогда бытовой характер и не содержал ничего пренебрежительного. (Только после гонений и репрессий в XX веке это наименование стало восприниматься финнами как обидное прозвище. Финны рассказывали, что в Ленинградской области русские называли их «чухнами», а в Финляндии хозяева, у которых они работали, называли их русскими).

Летом 1708 года шведские войска из Финляндии сделали набег через Токсово - Рябово - Колтуши на приневскую землю, перешли Неву и разбили отряд генерала Фрезера. Не ожидая ниоткуда помощи, русские пошли на хитрость: они написали ложное письмо от имени Апраксина, с уведомлением Фрезера о том, что он, Апраксин, идёт на помощь со значительным войском. Это письмо было шведами обнаружено в русском обозе и вызвало среди них замешательство. Они решили, что благоразумнее будет отступить.

Русские воспользовались этим, собрались с силами и разбили шведов. Это был последний эпизод из военных действий за окончательное освобождение Приневского края.

С окончанием Северной войны Токсовские высоты вновь оживают. Для скорейшего заселения берегов Невы большая часть земель была роздана частным лицам. Токсово по какой-то неизвестной причине осталось крестьянским селением, то есть избежало крепостного права.

Мызу «Токсово» («мыза» швед, дача, заимка, хутор, отдельный загородный дом), закрепили за ведомством Казённой палаты, т. е. за государственной казной. В мызу Токсово входили деревни: Хиттола, Кавгуколь, Вессмаль, Ворколово, Кантолово, Гепоярвн, Гимаслово, Другое Гимаслово, Пурново.

Крестьяне находились на оброке, платя с каждой ревизской мужской души по 2 рубля 85 копеек в год. В указанных селениях по 10-ой народной переписи значилось всего мужского пола крестьян 1991 душа.

В 1838 году, с момента издания «генерального плана Шлиссельбургского уезда», на территории нынешнего Всеволожского района произошли существенные изменения. Он теперь находился во втором стане Шлиссельбургского уезда. Центром второго стана с местопребыванием ста­нового пристава было Токсово.

К 1883 году вся Токсовская волость - мыза Токсово с одиннадцатью деревнями и населением 3692 человека стала принадлежать ведомству коменданта Санкт-Петербургской крепости, а крестьяне стали государственными крестьянами и несли лишь барщину - отрабатывали определённое количество дней на коменданта. Остальное время были «свободными» - работали на себя.

С отменой крепостного права в России (1861 год), все земли Токсовской волости, принадлежавшие ведомству коменданта, (комендант крепости генерал-лейтенант Иван Степанович Сорокин), были переданы крестьянам. На каждого едока вышло по 15,04 десятины или по 16,6 га. (Стоимость всех переданных крестьянам угодий 113 тысяч 479 руб­лей, из коих 18 тысяч 914 рублей 50 копеек крестьяне сразу же уплатили в канцелярии.)

…Близость столицы влияла и на уклад занятий жителей волости - более 95 процентов населения занималось различными промыслами, которые были направлены в основном на удовлетворение нужд столицы.

Первое место у токсовчан занимал молочный промысел (75 % от всеобщего числа дворов). Это объяснялось тем, что, располагая большими наделами, крестьяне Токсовской волости имели значительно боль­ше средств для содержания коров.

Аккуратность, чистота, честность создавали прочный престиж в торговле. Бытописатель Петербурга А.А. Бахтиаров отмечал, что русские молочницы, пытаясь продать свой товар, как можно выгоднее, даже подделывались под «чухуский акцент» и зазывали покупателей, выкрикивая: «Лизки!», «Ворог!», «Метана!». Особенно славилось чухонское масло. Знойным летом посуду с молоком обкладывали льдом, везли на двух­колёсной таратайке, запряжённой низкорослой лошадкой, сверху прикрывали соломой и рогожей, чтобы продукты не портились.

Торговля молочными продуктами в разнос сохранялась до 1962 года.

Второе место по доходности - у ягодного и грибного промыслов. Крестьяне сбывали бруснику, клюкву, морошку, чернику, землянику непосредственно в Петербург, выручая большие деньги. Сбор грибов давал меньший заработок, но случались сезоны, когда один двор (правда, Матокской волости), сбывал до пяти возов грибов.

Значительный заработок токсовчанам приносил и питомнический промысел. Крестьяне брали на воспитание детей из воспитательного дома и от частных лиц, получая за это определённую сумму денег.

Множество дворов Токсовской волости занималось драньём ивовой коры. Кору драли обычно весной или летом за 2 - 3 недели до сенокоса, срубая предварительно дерево. Надранную кору сушили и толкли, и в измельчённом виде доставляли в Петербург на кожевенные заводы.

Исключительно в Токсовской волости занимались изготовлением метёлок. Восемь селений Токсова (Хепоярви-1, Хепоярви-2, Хепоярви-3, Лепсарь, Куйвукюля, Пурново, Варракала, Киммокала), 285 семей при­готавливали 330 тысяч 100 штук метёлок в год.

Замечательным промыслом было и катание публики на масленицу (в Петербурге), а также занятие лёгким извозом, возкой снега и нечистот.

И, наконец, рыбный промысел. Крестьяне Токсовской волости ло­вили рыбу во внутренних озёрах.

Октябрьский переворот 1917 года и вызванная им Гражданская война (1918— 1920 г.г.) взорвали вековую тишину немноголюдных финских деревень и хуторов Токсовской волости.

Многие токсовские финны пополнили Добровольческую армию Юрьё Эльфенгрена, боровшуюся за создание на территории Ингерманландии независимой республики Северная Ингрия; многие ушли в Красную Армию в отряд «красного финна» Т. Антикайнена и, наконец, мно­гие уходили в Финляндию.

Из Финляндии же в Россию бежали финские коммунисты.

Весной 1918 года в Россию прибывают 30 тысяч «красных финнов», в основном - рабочие. Они были направлены в сельскую местность для работы среди «несознательного» ингерманландского крестьянства: они организовывали сельские коммуны, становились председателями сельсоветов, служили в милиции и ЧК.

А в годы гражданской войны председателем ЧК в Токсове и Вуолах был местный житель, конокрад и алкоголик Симо Хайгонен, оставивший о себе дурную славу. В начале 1937 года он был расстрелял по наду­манному обвинению. Реабилитирован в 1956 году.

В 1927 году разрозненные финские хутора и деревни объединяют в Куйвозовский финский национальный район Ленинградского округа, в 1936 году преобразуют в Токсовский национальный финский район Ленинградской области, в который входило 26 сельских советов, в том чис­ле 24 национальных финских с/с.

Языком делопроизводства был финский язык.

В 1930 году в Токсове организуется местным коммунистом Йоосэппи Пулановым (Булановым - его именем названа одна из улиц посёлка) большой колхоз «Муртайй («Разрушитель»), на полигоне был колхоз «Муррос» («Переломлена землях деревни Хиттолово - колхозы «Луото», «Войма» («Мощь»), Савутус («Движение»), в деревне Капитолово колхоз «Пуна-Инкери» («Красная Ингерманландия»). Выпускается местная газета «Tobsovan bolhoanib» («Токсовский колхозник»).

Несмотря на то, что Токсово находилось в пограничной зоне, планом развития Большого Ленинграда ему отводилась роль городского спортивно-оздоровительного центра, где намечалось разместить ряд спортивных сооружений, домов отдыха и санаториев.

Фото Фото Фото
Фото Фото Фото

 

Дата создания: 28-11-2017
Дата последнего изменения: 28-11-2017
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *